Децентрализация по-новому

274

 

Николай Фурсенко: «Инициатива объединения должна идти снизу»

 

Прошел год от начала реализации реформы, которую власть громко назвала децентрализацией. Городские, поселковые и сельские советы пережили довольно неприятный период административного давления, шантажа, нервной суматохи, игнорирования их мнений. Большинство органов самоуправления и громад не восприняли кабминовских новаций. Одно слово, реформа захрясла. Почему? Об этом беседуем с председателем Всеукраинской ассоциации сельских и поселковых громад Николаем Фурсенко.

— В результате реформы образовалось лишь 159 объединенных громад, однако большинство из них нельзя назвать состоятельными, или такими, что удовлетворяют потребности громад в высококачественных услугах, — начал разговор Николай Иванович. — Было много принуждения, формализма, довольно часто администрации формировали перспективные планы объединения громад, не ставя их в известность. До сих пор так и не понятно, что же реформирует власть в течение прошлого года: местное самоуправление, территории, пытается децентрализоваться. И какова цель этих преобразований: развитие села и местного самоуправления или просто экономия бюджетных средств. Уровень способности многих громад остался довольно низким. Действительно хорошие доходы получили те из них, которые находятся неподалеку от крупных городов, вблизи автомагистралей, на которых расположены заправочные станции, если же заглянуть в глубинку, то увидим, что в селах, которые кормят Украину пусто и голо. Уже в августе-сентябре во многих сельских советах не было денег на зарплаты, не знали, как кормить детей в школах и детсадах, и у кого просить помощи. Это говорит о том, что реформа не имела под собой реальной почвы, объединения были неестественными без учета социально-экономических и исторических особенностей территорий, за то с мест поступают сигналы, что во многих случаях громады как сообщества людей, так и не сформировались, они на грани распада, хотя возвратного механизма законодательство не предусматривает. К сожалению, когда доминирует политика и высокопоставленные чиновники вмешиваются в то, чего не понимают, то толку нет. Но люди в принципе не против объединения, если оно базируется на здравом смысле.

— Один район — одна громада – это оправдано?

—Не оправданно и не умно. Гигантские территориальные образования приводят к полной централизации власти, уничтожение самоуправления. В крайнем случае село может соединиться с поселком городского типа, которое связано с окружающей территорией агропромышленными отношениями, переработкой, логистикой, но если громада самодостаточна и его поглощает город областного значения, это означает погубить орган местного самоуправления. Мы ездили изучать опыт в Польше, Чехии, Латвии, где убедились, что можно объединять только населенные пункты, находящиеся в одинаковом статусе, то есть село с селом или поселком. Тогда можно будет достичь большего эффекта. Ведь главный результат объединения – выровнять валовой региональный продукт на душу населения в сторону увеличения, чтобы люди видели, что никто никого не обманывает. Тем временем, города имеют совсем другие задачи, у них масса проблем с коммунальной службой, водоснабжением, дорогами, им просто руки не будут доходить до села. Люди чувствуют радость жизни в деревне, когда они видят плоды их труда. Я сейчас являюсь председателем села Фурсы Белоцерковского района на Киевщине. Вот мне говорят, мол, в вашей громаде более четырех тысяч жителей, но к ней хотят присоединиться еще несколько сел и ты идешь на создание крупной громады. Но, во-первых, это добровольное объединение, которое оправдано с социально-экономической и культурной сторон. Соседи видят, что у меня лучше, а потому сами инициируют сотрудничество.

— Чем же у вас лучше, чем у других?

— Нам удалось за десять лет увеличить количество объектов налогообложения с 120 до 426, и не имея много сельхозземель (1030 га), в прошлом году получили в бюджет 7 млн 800 тыс гривен. Я вообще не знаю, как можно развивать территорию, не имея в сельсовете должность экономиста. Мы ее ввели давно. И слово «громада» у нас — не пустой звук. Она у нас активная, деятельная, думающая. Это настоящая сельская громада, объединенная единой целью. Состоит она из нескольких общественных организаций, среди которых самая многочисленная Союз защиты прав владельцев паев и землепользователи. Разработали Генплан села, который удалось ввести в единый государственный реестр. Когда встал вопрос об объединении, актив окрестных сел — головы, землеустроители, депутаты, бухгалтеры сели за круглый стол. Взвесили все «за» и «против», за основу в разговоре приняли объемы валового регионального продукта на душу населения, все убедились, что у нас он выше и есть реальные перспективы его увеличения в случае объединения.

— Это хорошо, что ваша деятельная громада, и можно ли подобное сказать об остальных в Украине?

— Низкая активность громад — большая проблема. В конце концов, этому есть объяснение, они обескровлены аграрными и другими реформами, молодежь уехала, пенсионеры в большинстве деревень составляют 60-90%. Ослабленностью громад пользуются не чистые на руку бизнесмены и чиновники. Эту ситуацию надо исправлять. Мы призываем крестьян объединяться, создавать активное ядро в селах, разрабатывать и утверждать уставы громад, чтобы они имели юридическую силу. Около 30% громад имеют свои уставы, это означает, что они видят свою перспективу, готовы разрабатывать и реализовать различные местные проекты. Орган самоуправления и общество должны уважать друг друга и сотрудничать. Если важные вопросы жизнедеятельности сел выносится на общее собрание громад, а тогда последние берутся за выполнение принятых решений, это и является примером такого сотрудничества.

—В течение последних 25 лет, сколько было разговоров о спасении села, а оно все равно приходит в упадок..

—Поляки сравнивают нашу политику с макитрой, которая заполнена клецками. Говорят, что она периодически встряхивается, в результате чего одни оказываются сверху, другие — снизу, затем наоборот, тогда как надо поменять голову и ее содержимое. В Верховной Раде нет силы, которая болела бы за развитие села. Во время выборов кандидаты только бросают лозунги, вроде «не продадим землю», и все. Лишь 4% земли закреплены за сельсоветами, разве они будут способны при таких условиях. И постоянно сельских голов бьют по рукам, мол, не лезьте к угодий, что за пределами сел, потому что она не ваша. А чья? Сегодня воины возвращаются из зоны АТО, им нужно дать землю, а ее уже нет, потому что администрации раздали неизвестно кому. Я уже 16-й год сельским головой, трижды вносились поправки в Земельный кодекс, но никто не привел учет земли в соответствие с реалиями и потребностями сел, поэтому мы не знаем сколько сейчас у нас так называемого отмершего наследия, сколько не истребованных паев, кто их использует, куда идут налоги, это черный бизнес, который процветает, поэтому там, где громада активная, борется за свои права действительно удалось чего-то добиться, но таких громад очень мало. Наш АПК до сих пор не имеет стратегии развития, куда же нас поведут вожди: европейским путем или латифундизации? Но последний вариант — это тупик. Если в мире производство сельхозпродукции за 20 лет увеличилось на 68%, то у нас снизилось на 21%. Фактически страну кормят личные хозяйства населения.

—То объединяться или нет?

—Без реформ нет прогресса. Есть много вымирающих деревень, им нужна поддержка мощных громад. Но реформа прежде всего должна быть экономически обоснована, потому что европейская хартия требует развивать общество по экономическим, социальным, экологическим направлениями. И главное: реформа должна остановить деградацию сельских территорий, а не ускорить ее. Мы в ассоциации разработали несколько вариантов объединения, потому что Украина разная, есть Полесье, Карпаты, Центр, Юг. То есть должны применять разные подходы, но принцип один: инициатива должна идти снизу. Надо отталкиваться от имеющихся ресурсов: если взять средний земельный пай, то в моем селе он составляет 3,45 га в Запорожской и Херсонской — 10-12 га, а в Карпатах — и полтора нет, и цена земли разная. Администрации становятся в позу: ложитесь под города, потому что они такие богатые. То давайте сделаем богатыми села. Поддержите фермеров, единоличников, создайте систему дотаций, выделите средства на развитие социальной сферы. Мы советовали сначала сделать в каждой области по 10-15 объединенных громад, чтобы они были действительно образцовыми и повели за собой других. Однако сделали все наоборот, применили «валовой» подход, всех постригли под одну гребенку. В результате реформа надолго скомпрометирована.

— Что делать?

— Изменять подходы и акценты. Если до сих пор главными двигателями реформы были администрации, то теперь должны стать громады. Власть должна прислушиваться к нашему голосу.