Про «общину», «гмину» и «волость». Короткие заметки на заданную тему

316

 

При подготовке нового законодательства о местном самоуправлении, проблемой терминологии стало использование термина — громада, для базовой административно-территориальной единицы и термина — территориальная громада, для обозначения совокупности жителей села, поселка, города или их объединений, наделяемых правом на местное самоуправление.

Основные критики использования термина громада для административно-территориальной единицы указывают на то, что в принципе «громада» то есть совокупность людей, а не люди, территория и органы власти, что является характерным для админтерединицы.

Здесь стоит заметить, что во многих государствах мира для обозначения базовой админтерединицы, которая является основой реализации права на местное самоуправление используют термин, который одновременно означает и совокупность людей. Наиболее яркими примерами здесь являются «коммуна» и «община». Аналогичная ситуация и в Польше, где «гмина» означает «общину» , «сообщество». Такой подход, очевидно, можно объяснить тем, что все-таки местное самоуправление осуществляют именно люди, которые объединены определенной территорией. Вот этой территорией есть как раз территория административно-территориальной единицы.

Вот пример статьи 1 польского закона «О гминном самоуправлении».

На польском языке:

  • Mieszkancy gminy tworza z mocy prawa wspolnote samorzadowa.

  • Ilekroc w niniejszej ustawie jest mowa o gminie, nalezy przez to rozumiec wspolnote samorzadowa oraz odpowiednie terytorium.

На украинском языке:

  • Жители гмины создают на основе права самоуправляющуюся общину.

  • В этом законе под гминой следует понимать самостоятельную общину связанную с соответствующей территорией.

Фразеологический анализ этой правовой конструкции показывает, что для целей этого закона и чистоты правовой нормы законодатель, для правомерного применения в законе термина «гмина», которое означает административно-территориальную единицу, использовал понятие «самоуправляющееся сообщество» для обозначения жителей «гмины», это аналог украинской «территориальной громады», или более точно «самоуправляющейся общины/сообщества». А уже в части 2 настоящей статьи уточнил, что для целей этого закона под «гминой» понимают «людей и территорию».

В принципе поляки использовали приемлемую в Европе логику — люди, которые проживают в границах поселения, административно-территориальной единицы составляют местное сообщество. Отдельные местные сообщества, которые соответствуют определенным законом условиям получают право на местное самоуправление. Таким образом творят очень просты и логичны юридические конструкции — коммуна, это реализация права на местное самоуправление местного сообщества, проживающего в пределах данной административно-территориальной единицы, местная община, которая состоит из жителей квартала — основа для органа территориальной самоорганизации населения.

Кажется применив такой подход в украинскому законодательству мы также сможем серьезно упростить юридическую технику наших законов.

Правда есть одно но. Готовы ли к этому депутаты, политики и политиканы? В 1990 году, когда Украина приняла первый закон о местном самоуправлении там было такое определение: «Местное самоуправление в Украине — это территориальная самоорганизация граждан для самостоятельного решения непосредственно или через органы, которые они выбирают, все вопросы местной жизни в пределах Конституции Украины, законов Украины и собственной финансово-экономической базы.

Территориальную основу местного самоуправления составляют сельсовет, поселок, город.»

В отличие от нынешнего закона, здесь есть понятие «сельсовет», которого нет сейчас и здесь указано о собственной финансово-экономической базе».

К сожалению при подготовке проекта Конституции 1996 года раздел «местное самоуправление» был как-то по странному согласован, без участия экспертов. Там и появилась «территориальная громада» вокруг которой сейчас идут спекуляции , которые не дают возможности начать реальные реформы децентрализации.

Возможно все таки стоит вспомнить не только, как этот термин появился, но и то, что в Украине веками на базовом уровне существовали «волости». Возвращение этого термина в наше законодательство было бы вполне логичным и таким, что помогло бы решить проблему параллельного применения терминов «община» и «территориальная громада».

Если же по разным причинам возвращение «волостей» не выглядит возможным, то срок «самоуправляющееся/территориальное/местное сообщество» является очень удачным и перспективным для использования.