Украине нужна реальная, а не фальшивая децентрализация, — доцент ЛНУ Игорь Гурняк

247


Игорь Гурняк: сегодня есть около 200 территориальных громад, созданных конституционным путем, вопреки манипулятивной правительственной «деценетрализации»
Органы власти осуществляют антиконституционную централизацию под видом децентрализации!
Информагентство «Прометей» публикует серию актуальных блиц-интервью с экспертом по вопросам местного самоуправления Игорем Гурняком, доцентом Львовского Национального Университета им. Франка, относительно процесса децентрализации и так называемой Конституционной реформы, которую полномасштабно развернули в Украине. Предлагаем Вашему вниманию первое из этих интервью.

Расскажите сначала о Вашей деятельности в контексте территориальных громад и децентрализации?

— Я буду говорить как представитель общественно-политического движения «Территориальные громады Украины».
Почему возникла потребность в таком движении? Вы помните, что мы начинали деятельность по помощи в решении конкретных вопросов конкретных территориальных громад по защите их прав собственности. Вследствие этого в Украине начала функционировать такая организация, как «Совет конституционных громад Украины». В нашем понимании – это те громады, которые функционируют на основе Конституции Украины, Европейской хартии местного самоуправления, Гражданского Кодекса Украины и другого законодательства, которое не противоречит Конституции, а также те громады, где устав принят на общем собрании и таким образом у громады появился распорядительный акт, согласно которому территориальная громада создала свой представительный орган – орган местного самоуправления.

Когда мы начали работать как «Совет Конституционных громад» мы увидели, что есть много людей, которые не имеют отношения к конкретным территориальных громадам, но как активисты хотели бы принимать участие в процессе изменения системы власти в Украине. И мы поняли, что если этих людей задействовать, то смотреть на проблему и работать с ней можно гораздо более комплексно, то есть говорить о смене системы – правоохранительной, судебной, избирательной, системы местного самоуправления и изменения системы двух основополагающих институтов: института собственности и института оплаты труда.
Если работать в этом русле, то как общественно-политическое движение мы видим намного больший результат и большую перспективу в достижении основной цели – изменения системы власти.
Поэтому на сегодняшний день есть около 170-180 конституционных территориальных громад – то есть тех обществ, где состоялось общее собрание, где этим собранием принят устав и каждая из этих территориальных громад решила хотя бы один принципиально важный для нее вопрос.
Есть громады, которые очень резво начали, но замедлили свою деятельность, исходя из объективных причин, в частности, за массовое обнищание, так сказать, своих членов.
Есть громады, которые прошли очень далеко, – фактически навели порядок на своей территории в пределах административно-территориальной единицы.

В прошлом году, в августе, в первом чтении были приняты изменения в Конституции в части децентрализации – так называемая «административно-территориальная реформа». Все помнят, как их принимали, ведь они закончились кровавым противостоянием и человеческими жертвами под Радой, но не все понимают, о чем именно идет речь.

Итак, что предусматривает эта децентрализация? Что за процессы происходят сейчас, пока она не принята окончательно? Какие вы имеете к ней претензии?

— Я считаю себя специалистом в сфере экономики и муниципального права и меня и других людей, которые этим занимаются, часто приглашают руководители сельских или районных советов на общее собрание, общественные слушания, собрание села и хотят услышать, что же такое эта официальная децентрализация.
Во-первых, если мы создаем объединенную территориальную громаду на основе перспективного плана, то такая административно-территориальная единица не предусмотрена действующей Конституцией Украины. Если мы открываем статью 133 Конституции, читаем – село, поселок, район, район города. То сейчас сельских голов заставляют своими руками совершать действия, которые противоречат действующей Конституции, а это фактически действия, которые предусмотрены Уголовным Кодексом.
Во-вторых, неизвестно, с чем и как входят существующие территориальные громады в так называемые «объединенные территориальные громады» – имущество не зафиксировано, а, соответственно, документального подтверждения наличия земли, леса, водных объектов, зданий и т.д. не существует.
Кроме того, нет механизма выхода из этой территориальной громады. Этот механизм должен быть предусмотрен настоящим действующим законом о добровольное объединении территориальных громад, но его нет.
Также, как показали разработчики Гражданского Кодекса Украины, в частности академик Кузнецова, профессор Мусияка и другие очень уважаемые люди, они еще в 1996 году четко сказали, что согласно Гражданскому Кодексу Украины, территориальная громада в Украине должна быть юридическим лицом, а следовательно за этим юр. лицом должно быть закреплено имущество.

Если мы посмотрим на соседнюю Польшу, а нам всем «толкут» в голову, что мы создаем «объединенные территориальные громады» по образцу тех самых перемен в Польше, то мы увидим очень существенное отличие. Оно заключается в том, что гмина в Польше сразу с 1990-го года была обозначена как юридическое лицо, тем самым законом о самоуправлении в Польше в 1990 году было предусмотрено наличие уставов территориальных громад, то есть уставы гмин, чем была предусмотрена возможность для отдельных сел заблокировать общим собранием отрицательное решение вопроса относительно своего коммунального имущества

Так вот, статуса юрлица для тергромади, в отличие от Польши, в Украине нет, как и нет механизма общего собрания. В данном случае мы пользуемся еще старым украинским механизмом 1993 года, но такого, чтобы был выраженным конкретным законом – нет. Также нет инструмента устава вследствие фальшивого перевода Европейской хартии местного самоуправления украинском языке.
Вообще механизм устава на сегодняшний день официальными документами вроде гарантирован, но он искусственно изымается из тергромад, и потому в таких условиях вся эта децентрализация выглядит по сути несколько гротескной, я бы даже сказал – фальшивой.

Еще одна очень важная вещь. Я посмотрел распределение так называемых субвенций на инфраструктурные проекты для «объединенных тергромад». Одна громада получила, для примера, 600 тыс. грн, другая громада – 2 млн, еще одна громада – 20 млн., и у меня возник вопрос: это зависит от количества населения, от того, что это объединение села с городом, или от того, что это объединение села с селом? Не зависит. То есть абсолютно непрозрачные механизмы распределения этих средств сразу наталкивают на грустные мысли о возвращении старой советской практики поездки в министерство, чтобы выбить конкретные деньги.

Далее еще есть один вопрос. Если сейчас есть около 150-ти таких объединенных громад, которые получили субвенции, для того чтобы сохранить на том же уровне, если будет например 1000 таких громад, эти же субвенции, – для того надо, чтобы в бюджете уже было 7 млрд. грн. выделено и т.д., а их будет явно не тысячу, если бы такой процесс пошел массово. То есть вся та «конфета» в отношении субвенций на инфраструктурные проекты выглядит, честно говоря, явно не долгосрочной и непродолжительной, как по мне.

Кроме того, если мы откроем страницу на сайте Верховной Рады страницу Закона «о добровольном объединении территориальных громад» и посмотрим на заключение юридического управления Бординюка по этому еще тогда законопроекта, то увидим очень интересную вещь – юридическое управление четко писало: «Уважаемые, Конституцией определено объединенную сельскую громаду, но в любом случае Конституция не предусматривает ни объединенной поселкового, ни объединенной городской территориальной громады.
Сегодня, когда мы посмотрим на весь список «объединенных тергромад» по Украине, там объединенных городских чуть ли не половина, там есть комбинированные поселковые, то есть это все, по мнению самих юристов Верховной Рады, жестко противоречит действующей Конституции.
Поэтому, играть в эти игры не нужно. Нужно все эти вещи делать совсем по-другому, нужно заниматься реальной децентрализацией, как это делали немцы, швейцарцы и т.д. У нас это фактически реально централизация, у нас это фактически является устранение какого-либо сопротивления со стороны городских и поселковых советов, чтобы не путались под ногами в вопросах будущего великого распределения украинской земли, леса, водных объектов, коммунального имущества и т.д.